Почему у музыкантов с мировым именем конфискуют инструменты в аэропортах?

Михаил Сафонов 16.02.2020 11:53 | Общество 78

Недавно таможенники в «Домодедово» забрали личный альт, созданный в начале прошлого века, у артистки Московской филармонии Елены Лаврской. И это далеко не единственный случай.

Business FM уже рассказывала историю альтистки Елены Лаврской. Она вместе с другими артистами оркестра Московской филармонии возвращалась с гастролей в Мюнхене. С собой Лаврская везла альт, созданный в 1919 году мастером Тимофеем Подгорным. Причем этот инструмент — личная собственность Елены. На него есть паспорт от 2012 года с заверением Минкульта, что этот альт не представляет культурной ценности. Но на таможне Лаврскую остановили. Инспектор сказал, что инструменту исполнилось 100 лет, значит, паспорт нужно поменять. Альт забрали на экспертизу.

Инструмент так и не вернули. Зато Елена Лаврская выяснила, что, оказывается, два года назад Минкульт выпустил документ. И в нем, помимо прочего, указано, что инструменты мастера Подгорного теперь являются культурной ценностью, а значит, их надо декларировать. Правда, об этом ни сама альтистка, ни ее коллеги и руководители не знали.

Елена Лаврская 

артистка симфонического оркестра Московской филармонии

«Инструмент, с которым я ехала, не принадлежит госколлекции, это мой личный, собственный инструмент, на который в 2012 году делался паспорт. Там стоит печать министерства культуры, что он не является культурной ценностью. И вот тогда складывается вопрос, как я должна была узнать о том, что он вдруг стал культурной ценностью, если даже руководство Московской филармонии не знает о существовании этого реестра? То есть они узнали только после того, как я пришла и сказала, что вот есть такая информация».

И это далеко не единственный случай. Музыканты рассказывают о бесконечных придирках таможенников, о том, как их инструменты забирают на экспертизы, которые могут идти месяцами. И таможенникам, в общем-то, все равно, как хранить конфискованные ценности. Я сам, как выпускник музыкальной школы по классу скрипки, знаю, что ее нужно хранить бережно, беречь от холода и влаги. Обычную скрипку, которую массово выпускают фабрики. Что уж говорить о старых, редких, ценных инструментах, которые могут стоить миллионы долларов.

По закону суды могут оштрафовать музыкантов на половину или даже на полную стоимость инструмента — как это недавно случилось в аналогичной истории со скрипачом Николаем Манагадзе. Ему придется заплатить 625 тысяч рублей. Но это не самое страшное: могут конфисковать. Правда, в случае с Еленой Лаврской добросовестный судья, по идее, должен просто вернуть ей ее альт, считает юрист Московского правозащитного центра Михаил Салкин.

Михаил Салкин

юрист Московского правозащитного центра

«Она не могла знать о том, что по новым критериям этот предмет теперь является культурной ценностью. Несмотря на то что этот критерий был введен, никто повторную экспертизу не проводил. Соответственно, до момента, как будет проведена новая экспертиза и она будет отнесена к культурной ценности, она как пользователь действовала добросовестно и поэтому декларировать ее не должна. Она не вывозила эту ценность куда-нибудь для перепродажи, а возвращалась с ней обратно, и раз она этой скрипкой с детства владеет, я думаю, это уже, по сути, частичка ее».

Скрипач, народный артист России Максим Федотов вспоминает, как начал гастролировать по миру еще в начале 80-х. И он, как и другие талантливые музыканты, перевозил через границу самые лучшие скрипки мира, в том числе работы Антонио Страдивари. Это были, естественно, не их инструменты, они принадлежали государству — народное достояние, огромная ценность. И в Советском Союзе музыканты всегда свободно проходили таможню, никаких досмотров и претензий. И каждый знал, что за инструмент отвечает головой, карьерой, всей своей жизнью. А потом началась всеобщая паспортизация инструментов. И сфера, за которую отвечали люди искусства, перешла в ведение суровых государевых слуг с трудом отличающих скрипку от гобоя. Такого нет нигде в мире, говорит Максим Федотов.

Максим Федотовскрипач, народный артист России«Это нонсенс, потому что, в принципе, это существует только в нашей стране. Этого не существует, не существовало ни в одной стране в мире никогда. И сейчас не существует. Всегда можно случайно нарваться на какие-то странные вопросы: а почему, что за паспорт? Паспорт выдан Министерством культуры России, предположим. А почему, где вы взяли, а что за инструмент? Приходится иногда объясняться перед, так скажем, непрофессионалами нашего дела, которые могут не отличить в принципе скрипку от духового инструмента».

Музыканты уже не раз просили либерализовать таможенное законодательство в разделе провоза инструментов. А история Елены Лаврской и вовсе абсурдна. Когда она со своим альтом улетала в Мюнхен, то таможня почему-то ее легко выпустила. Ведь не возникла же у инспекторов мысль, что артистка задумала продать за границей свой инструмент и нажиться. Претензии возникли только тогда, когда она повезла альт на родину. Как рассказывают коллеги Елены, доходит до того, что музыканты уже просто боятся провозить через таможню инструменты. Могут отнять. Легко. В темпе марша.

Елена Лаврская. Фото: Елена Лаврская/Facebook

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора