Почему «хозяева мира» никогда не смогут жить дружно?

anlazz 19.03.2021 12:38 | Альтернативное мнение 44

В прошлом посте было сказано, что основной задачей капиталистов, их Альфой и Омегой, является задача конкуренции. Именно она определяет стратегию и тактику их поведения, а также стратегию и тактику всех «подчиненных инстанций». Наверное, после этого может возникнуть вопрос: с чем же это связано? В том смысле, что могут ли капиталисты обходиться без вечной войны друг с другом – включая переход ее из экономического в политический, а далее в собственно военный, план? («Мирно» эксплуатируя всех остальных к общей пользе своего класса.)

Впрочем, можно сразу сказать: не могут. Но пойдем по порядку. И, прежде всего, укажем, что проекты в плане достижимости подобного мироустройства выдвигаются постоянно – начиная с позапрошлого столетия. Самым же известным примером «модели мирного капитализма» выступает знаменитая «Концепция устойчивого развития», предложенная в конце 1970 годов т.н. «Римским клубом». Напомню, что смысл этой концепции состоит именно в том, что все ведущие экономико-политические субъекты должны «договориться» о некоторых общих интересах. Начиная с вопросов охраны окружающей среды – этот пункт «Устойчивого развития» обычно упоминается чаще всего – и заканчивая типами производимых товаров. (В отличие от «экологического» пункта это как раз стараются не поминать – поскольку в данном случае речь идет о том, чтобы заменить «реальные» продаваемые блага на блага цифровые.)

И да: знаменитые «встречи в Давосе», равно как и множество иных «международных клубов» — включая пресловутый Бильдербергский – основываются именно на указанных принципах. В смысле – имеют своей целью объединение всей мировой элиты в некое «единое целое». В ту самую Планету Торманс по Ефремову или в «Железную пяту» по Джеку Лондону. Однако – к величайшему счастью – все эти Давосы и Бильдерберги являют собой лишь плохо срежиссированные спектакли «всемирного единства», где «лучшие люди» проливают крокодиловые слезы по невинно загубленной природе или, скажем, «страдающим детям Африки». В действительности же если о чем они и думают – так это о том, как бы поудачнее вцепиться в горло друг другу, нанося смертельные удары.

Кстати, первыми об этом – то есть, о том, что вся «международная деятельность» есть лишь плохой спектакль – узнали «наши» элитарии. В том смысле, что они, приняв в свое время картинку с приветливо улыбающимися «лидерами» за правду, решили положиться на «международное здравомыслие». И практически «сдали» свою страну в лапы этим самым «джентельменам во фраках», так как думали, что сделанные ими «джентльменские соглашения» чего-то значат! Ну, а потом тот же Ельцин кричал-возмущался: как же так, мы же по понятиям договорились с вами о нераспространении НАТО на Восток! Или, скажем, о небомбардировках Югославии! А нас кинули, как последних лохов! (Забавно тут, разумеется, то, что «наши» думали, что это они, наоборот, такие хитрые, что добились от «наивных западников» каких-то выгодных себе решений.)

Впрочем, сейчас это все давно уже история. В том смысле, что давно уже понятно, что любые «глобалистические» действия могут означать только одно: то, что они приносят выгоду тому или иному участнику этого самого «глобализма». (И никогда – всем вместе.) Причем, еще недавно, подавляющая часть этой выгоды доставалась представителям Соединенных Штатов – то есть, весь «глобализм», фактически, был обозначением американской гегемонии и ничего больше. Сейчас же – как уже не раз говорилось – эта самая гегемония США разрушается, и чем дальше, тем больше. Вследствие чего эти самые «международные форумы» начали превращаться в откровенную «пустую говорильню», нужную, скорее, для демонстрации внутри «своих» стран. (Дескать, нас слушают «иные лидеры» — и значит, мы сильны в мире.)

В чем же причина этого? В смысле – почему все эти Бильдербеги, Давосы и Римские клубы так и не стали действительной формой «соглашения элит», пресловутым зародышем «Железной пяты»? Как не удивительно, ничего странного тут нет: дело в том, что этого не произошло потому, что подобное «сотрудничество лучших» просто противоречит их, «лучших», глубинным «установкам». Ведь что такое капиталистическое мироустройство? Это устройство мира, в котором главной целью экономических субъектов является получение прибыли.Т.е., говоря иначе, удержание разницы между прибавочной стоимостью, создаваемой работниками – и их реальной зарплатой. (Прибавочную стоимость можно получить, исключив из цены продажи товара их себестоимость.)

Проще говоря, работники при капитализме получают меньше, нежели производят. Подобная система может показаться странной: ведь, действительно, кто будет покупать товары, если на руках у населения меньше денег, нежели эти товары стоят? Но в действительности эта проблема имеет свои решения. Во-первых, она разрешается через вовлечение в оборот «некапиталистических» элементов общества. (Крестьян, феодалов.) Понятно, что сейчас подобных групп людей (значительных) практически не осталось. Но в том же позапрошлом веке этот вариант был основным – см. «ограбление колоний». Ну, а во-вторых, через кредитование. Второй путь может показаться странным: ведь понятно, что кредиты надо отдавать, причем, еще и с процентами. Но тут нам приходит на помощь рост производительности труда, при которой работник «на следующей итерации» производит большее количество продукции, и, как следствие, большую прибыль – что позволяет гасить кредиты. (То есть, пока производительность растет – эта система прекрасно работает.)

Проблема возникает тогда, когда производительность расти перестает, а значит – кредиты перестают отдаваться. (Разумеется, до определенного момента кредитор может «пожирать» созданные работником запасы – скажем, изымать ипотечное жилье и т.д. – но это время быстро закончится. Да и изъятое имущество также надо еще реализовать – что при отсутствии денег становится проблемой.) Вот тогда-то вопрос о «переделах рынка» встает в полную силу. В том смысле, что единственной возможностью получения прибыли тут становится продажа товара «чужим» (условно) рабочим, кои получили деньги у других хозяев. Разумеется, в условиях сложной экономики эта схема становится «многоуровневой» и не такой явной – скажем, указанный механизм реализуется через эмиссию валюты и продажу долговых обязательств. (Которые покупают «прогнувшиеся» капиталисты.) Но смысл, в общем-то, остается один: кто-то должен стать «едой».

И единственная альтернатива этому – новый виток научно-технического прогресса, сиречь – рост производительности труда. Реальной производительности, разумеется – в том смысле, что один работник должен изготавливать больше товаров в единицу времени. Однако этого-то как раз и нет в большинстве развитых стран – в том смысле, что производительность если и растет, то исключительно в «долларах». Но это – как уже было сказано – механизм совершенно иного уровня, и обеспечить устойчивость существования социумов подобного толка не может. Взять же, и запустить развитие реальных технологий в настоящее время невозможно – в том смысле, что в условиях активного роста конкуренции все выделяемые на это средства будут снижать устойчивость выделяющего. Иначе говоря, компания, инвестирующая значительные деньги в долговременные проекты – кои, собственно, и обеспечивают рост реальных технологий – будет ослаблена в плане эффективности конкурентной борьбы. (Поскольку для последней гораздо выгоднее оказывается «виртуализация» — т.е., создание видимости, а не реальности.)

Поэтому не стоит удивляться, что задуманный тем же Трампом план реиндустриализации провалился. Равно – как регулярно проваливаются иные планы «нового запуска» прогресса, предпринимаемые теми или иными западными государствами. Ну, а значит – см. уже сказанное. В том смысле, что общий рынок будет снижаться, борьба за него акторов будет нарастать, а значит – будут нарастать и применяемые в данной борьбе средства. Это заметно уже сейчас: скажем, те же торговые войны уже несколько лет как вышли за пределы «чисто экономического» пространства. И начали в открытую определять и политику государств, и уровень жизни населения. Скажем, в значительной мере именно «торговая война США и Китая» определила «облик» прошлого года – начиная с ковидэпидемии и заканчивая цирком с американскими выборами. То же стоит сказать и про не меньший цирк с «Северным потоком-2», который давно уже перерос, собственно, вопрос поставок газа и стал чуть ли не главным фактором, формирующим порядок на континенте. (А ведь по меркам недавнего прошлого, это просто газопровод. Скажем, как «Северный поток-1», который в свое время мало кто заметил.)

Но ведь понятно, что в данном случае на указанном уровне дело не остановится. В том смысле, что и противостояние в виде «торговых войн» и пресловутых санкций не является окончательным – то есть, сегодняшние проблемы еще покажутся детскими игрушками. Но об этом, понятное дело, надо говорить уже отдельно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю