Плохим танцорам всегда что-то мешает

Любовь Сергеевна Донецкая Русранд 21.01.2020 15:45 | Экономика 128

Дмитрий Анатольевич Медведев заявил, что в целом доволен тем, как работало правительство под его руководством в 2012–2020 годах. Ну прямо от сердца отлегло — главное, что он доволен, ну, а мы тем более. Правда, признался экс-премьер, не все удалось сделать, что наметили, в основном рост реальных доходов граждан почему-то происходил как это принято говорить на политическом новоязе «в отрицательном сегменте».

Нет, согласно самой правдивой в мире статистике доходы росли, но как с сокрушением отмечал Медведев, люди почему-то отказывались замечать этот процесс. То есть проблема заключалась в «самочувствии людей и их ощущениях», доходы-то растут, но никто кроме членов правительства этого не видит и не ощущает. Впрочем, теперь это головная боль бывшего главмытаря Мишустина — как россиян в чувство привести, чтобы ощущали, кланялись и благодарили за заботу родного правительства.

Да и вообще не все было гладко, потому что слаженной и продуктивной работе правительства все эти восемь лет постоянно что-то мешало.

Вначале вторая волна мирового финансового кризиса обрушила цены на энергоносители, что, «естественно, сразу ударило по бюджету, по многим программам». А за присоединением Крыма последовали санкции, которые «довольно болезненно ударили по экономике». Но санкции даже пошли нам на пользу, поскольку правительство вынужденно начало заниматься импортозамещением (сами-то до этого не додумались, пока жареный петух песню не спел), «потому что целый ряд товаров оказался отрезан от нашей страны». Правда, В.Путин сказал, что будущее России не зависит от санкций, а определяется креативностью граждан и эффективностью использования внутренних ресурсов, а стало быть, эти санкции нам даже вроде как на пользу пошли.

Так что самое ужасное, что случилось с правительством Медведева и вверенной ему страной — это обрушение цен на энергоносители, то есть те самые нефть-матушку и газ-батюшку, кормильцев и поильцев, на которых вся экономика России держится (не считая налогов, конечно).

Что характерно, партнер Дмитрия Анатольевича по политическому тандему прекрасно знал о том, насколько опасна и неэффективна однобокая сырьевая экономика, ставящая Россию в зависимость от внешних шоков, вроде вышеупомянутого обрушения цен на энергоносители. Знал, и Дмитрию Анатольевичу ничего не сказал. А сам Дмитрий Анатольевич не догадался ознакомиться с мудрейшими на сей счет высказываниями Владимира Владимировича, а их было более чем достаточно.

«Сохраняется сырьевая направленность экономики. Доходы бюджета во многом зависят от динамики мировых цен на энергоносители. Мы проигрываем в конкуренции на мировом рынке, все более и более ориентирующемся на инновационные сектора, на новую экономику — экономику знаний и технологий».

Послание Президента Федеральному Собранию08.07.2000

«Наша экономическая система, по сути дела, мало изменилась. Где делаются основные деньги? На нефти, на газе, на металлах, на другом сырье».

Послание Президента Федеральному Собранию03.04.2001

«Россия по-прежнему чрезмерно зависит от экспорта углеводородов и других сырьевых товаров, а значит и от конъюнктуры мировых цен».

Нефть упала ниже $60. Путин высказал недовольство зависимостью России от экспорта сырья27.10.2008

«Россия должна уходить от сырьевой зависимости».

Выступление Путина на межрегиональной конференции партии «Единая Россия»04.03.2011

«Нас не может устраивать сегодняшняя ситуация, когда российский бюджет, социальная сфера фактически находятся в заложниках финансовых и сырьевых рынков других стран. Однобокая сырьевая экономика, мы об этом неоднократно говорили, не просто уязвима для внешних шоков. Главное, она не обеспечивает развитие и востребованность человеческого потенциала, не способна дать большей части нашего народа возможность найти применение своим силам, талантам, труду, образованию, а значит, по определению порождает неравенство. И, наконец, резервы сырьевой модели исчерпаны».

Послание Президента Федеральному Собранию12.12.2012

«Наверное, нет смысла повторять, что мы все считаем, что прежние источники роста если не полностью подошли к концу, то работают уже, мягко говоря, не так эффективно, как раньше. Потому что всегда мы ожидали роста и роста, повышения и повышения цен на энергоносители. Они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет, и источник этот себя исчерпал, можно сказать».

Выступление на совещании с участием ряда членов Правительства12.02.2014

И все довольны — Путин в сто первый раз на совещании с членами медведевского правительства повторил, что нет смысла повторять. Правительство кивнуло, а теперь выяснилось, что зависимость от цен на энергоносители «естественно» ударила по бюджету. Простите, но она ударила самым противоестественным образом. Знали (предполагали), что так будет? Да. Что сделали для того, чтобы избежать или смягчить последствия? Ничего.

Но Дмитрий Анатольевич в целом работой своего кабинета доволен. И с большой долей вероятности можно предположить, что и следующий состав правительства будет кивать головами еще неизвестно сколько лет, Путин снова будет повторять, что нет смысла повторять, а доходы граждан при таком отношении эффективных менеджеров будут расти только на бумаге, причем исключительно на росстатовской.

Стало быть, проблема не в персонах, а в порочной системе, заточенной этими самыми персонами под частные интересы правящей группировки, и в ее порочной философии хозяйствования, которая вполне подпадает под аристотелевское определение хрематистики, то есть извлечение прибыли. Профессор В. Э. Багдасарян справедливо отмечает, что если главное — получить прибыль, то тогда по этой логике страна должна специализироваться в мировом разделении труда, должна интегрироваться в это международное разделение труда, действительно, специализируясь на чем-то одном, прибыль, казалось бы, в мировом разделении труда можно получить больше.

Но есть и другая философия хозяйствования — домостроительство. Она говорит о том, что главное — сохранить свой дом, и когда возникают угрозы, что этот дом окажется в зависимости по отношению к другим системам и могут возникнуть политические риски, то специализированная на чем-то одном экономика может под влиянием этих политических, да и экономических рисков рухнуть. О чем, собственно, и заявил Д.А.Медведев, которому в работе помешала сырьевая зависимость России и падение цен на нефтегаз, а сам он молодец, равно как и его министры.

Получается, что за восемь лет своего правления ни Дмитрий Анатольевич, ни его попутчик по тандему всерьез даже не задумались о том, чтобы защитить управляемое ими государство от внешних рисков и уязвимости. А ведь профессор С.С.Сулакшин давно предлагает оптимальную автаркию, но не как полностью закрытую экономику за железным занавесом (что на практике реализовать в современных условиях и невозможно, и нецелесообразно), а как осознанно установленную степень обеспеченности государственного суверенитета страны за счет оптимального соотношения объемов собственного производства, распределения и потребления и внешних обменов.

«Применяется критерий — экономическая эффективность. Они, конечно, конфликтуют. Экономически эффективнее, например, покупать с низкой себестоимостью продукты питания из стран с иным климатом, чем производить у нас на севере, допустим, выращивать арбузы, я пример привел, чтобы понимать, о чем речь. Например, когда Норвегия голосовала по вступлению в ЕС или невступлению, сам видел там такие плакаты вдоль дорог: „Нет ЕС“. Почему, потому что для страны часто ценность не в рублях или в кронах измеряется, не чисто экономическая коммерческая выгода − критерий успеха страны, а и сохранение традиционных укладов, например, рабочих мест в сельскохозяйственной местности той же Норвегии, это и нас касается. Пусть наши продукты дороже, но они наши, они сохраняют традиционные уклады, рабочие места, поселения в сельских территориях, что очень важно для страны, они наше производство, пусть даже более дорогостоящее, обеспечивают, как элемент суверенитета страны. Поэтому управление во всех этих сферах управления государством должно исходить, конечно, из интересов национальной безопасности, национальных интересов и управление должно осуществляться по принципам решения задач на оптимизацию, а не схоластическую догматизацию: либо железный занавес, либо открылись и голышом бегаем, сверкая задом».

Почему Путину и Медведеву эта концепция не интересна? Можно предположить, что они о ней не слыхивали, но это был бы слишком уж вопиющий случай невежества на столь высоких постах. Возможно, им было лень или наоборот, недосуг. Быть может, стратегия их правления не особо-то и связана с национальными интересами. Да и в конце концов: на что им будет жаловаться, если не все рывки, прорывы, оптимизации и нацпроекты вытанцевались? Не на себя же, любимых, а на внешние вызовы, которые существуют вроде античного фатума — мы бы и рады сработать эффективнее, но «чрезмерная зависимость от экспорта углеводородов и других сырьевых товаров, а значит и от конъюнктуры мировых цен» помешала. Короче говоря, отнеситесь к этому с пониманием и держитесь там, хорошего вам настроения и здоровья.


Автор Любовь Сергеевна Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Фото: шарж на Д.А.Медведева (источник)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора