«Метафизическая неграмотность» и «окисление» понятий

Александр Леонидов 19.10.2020 13:53 | Альтернативное мнение 91
Фото отсюда

Когда Украина, а теперь и Белоруссия, на фоне нахально прущего турко-гитлеризма, подают нам примеры фундаментального разложения людей, вырождение внутреннего мира человека в бессмысленную и липкую беспозвоночную слизь – мы можем охать и ахать. Что, чаще всего, и делаем. Пытаясь убедить безумцев – что они враги цивилизации, человечества в целом, самих себя в частности, и собственных детей-внуков на десерт. И мы забываем, что безумца – не убедить. Восприимчив к аргументу убеждения только ум – для безумия любой аргумент лишь камень, брошенный в омут. Мы можем ахать – но ДОЛЖНЫ мы другое. Понять, почему так. Почему в XXI веке уверенный и, казавшийся пять веков подряд необратимым, умственный и нравственный прогресс человеческого вида пошёл вспять?

Мы так привыкли к прогрессу, что классический марксизм, наивно привязавший развитие ума к росту производительных сил (на самом деле – наоборот) – вообще не рассматривал возможности фундаментального регресса. Того, что снимает с повестки дня не только развитие, но и «человека разумного» как вид, обладающий способностью к разумной деятельности.

Между тем, сегодня уже очевидно всякому то, что в XIX веке не было видно даже гению: мир человека, его производительные силы, производственные отношения, и его уют, комфорт, бытовая среда – надстройка. Базис же – человеческий разум или отсутствие оного.

Никакие производственные отношения не удержатся в среде безумцев, в сумасшедшем доме – равно как не могут там быть и воспроизводиться никакие производительные силы, механизмы и технологии. Весь материальный мир человека (антропогенный ландшафт) – надстройка, возведённая умом и распадающаяся вослед распаду ума. Базис – это способность человека мыслить, связное мышление, соблюдающее закон достаточного основания, т.е. непрерывное и обоснованное.

+++

Прежде чем говорить о «метафизической неграмотности» напомню всем хорошо знакомое понятие «функциональная неграмотность». Говоря научным языком, функциональная неграмотность – это «шизофазия[1] восприятия». То есть человек обучен буквам, чтению, он может разобрать в тексте отдельные слова, но они не складываются у него в связный текст[2]. И чем длиннее текст – тем меньше шансов, что функционально-неграмотный человек поймёт, о чём там написано[3].

Способность читать текст при неспособности понимать его смысл – напрямую подводит нас к теории «окисления понятий», когда чувственное восприятие вытесняет «словарик определений» и всякое слово употребляется как междометие, утрачивая точное словарное определение себя, как обозначающего некое содержание знака.

Оханья бывают горькие или восторженные, но их смысл определяется не словом «ох», а интонацией и контекстом произнесения. Само по себе междометие, как мычание, в виде текста, оторванное от текущей обстановки чувственного восприятия, совершенно бессмысленно и лишено информативности.

Ведь функциональная неграмотность – не есть неграмотность в классическом смысле, когда не знают букв и их сложения в слова! В том-то вся и штука, что инструмент распознавания знаков исправен, а вот инструмент восприятия их расшифровки – сломан.

То есть, говоря языком старой типографии – шрифты-то есть, и даже в изобилии, но нет наборщиков!

Литера[4] и литература – однокоренные слова. Однако всякий, кто ещё не утратил разума, понимает, что литера (буква для набора текста) – ещё не есть литература.

Литературу нужно сложить из литер. А чтобы сложить – мало держать литеры в пригоршнях. Надо ещё понимать метод, цель, тонкости и искусство сложения.

+++

Механическое накопление знаний и навыков (которое советские острословы называли «банальной эрудицией») – подобно зазубриванию энциклопедии. Это колоссальное напряжение ума – лишённое всякого смысла. Ибо никакой объём разрозненных и бессвязных знаний ничего полезного не принесёт своему носителю, если лишён системы. Получается, что системность для познания – всё, объёмы же сведений – ничто. Можно не уметь читать, но быть умным человеком, благодаря системности подхода. А можно уметь читать на семи языках, как последний русский царь – и войти в историю как глупейший человек. Исторические документы свидетельствуют, что царь Николай II знал очень много, помимо языков, и он мог бы хорошо себя проявить на викторине «Что? Где? Когда?», рассчитанной на бессистемную эрудицию «припоминания». Но как деятель царь проявил себя с худшей стороны. Причина: много зная, он ничего не понимал.

При этом многознание, ничему путному его не уча, учит заносчивости. Оно лишает той спасительной осторожности слепца, которая свойственна безграмотному человеку, по крайней мере знающему о себе, что он безграмотный.

А вот «жертва ЕГЭ», нахватавшаяся бессвязных и бессистемных верхушек чужого знания, так и не научившись думать – мнит о себе как об «образованном человеке». Отсюда возникает худшая из социальных фигур: слепец, убеждённый, что он «всё видит», и презирающий всех, кто пытается его «учить жить». Для такого человека нет ни зрения, ни тьмы, у него на глазах – очки виртуальной реальности, сложенной из его фантазий. По сути, это аутист, разум которого живёт в его выдуманном ином мире, а тело остаётся уязвимым заложником в этом, реальном мире.

+++

«Окисление понятий» — это мостик между хорошо известным сегодня явлением «функциональной неграмотности» и понятием «метафизическая неграмотность».

Дело в том, что окисление понятия «ёж» означает, что под ним теперь человек волен видеть оленя или моржа, что, конечно, очень путает связанное изложение, но ещё не является метафизической трагедией.

Но когда окислению подвергаются такие понятия как Смысл, Добро, Истина, и, наконец, на самом базовом уровне, Объективная Реальность – это уже несколько хуже, чем переименование оленя в «ежа».

Если не в меру «раскрепостивший себя» в «борьбе за свободу» вольнодумец считает себя вправе «по щучьему велению, по своему хотению» называть моржа «ежом», наплевав на возникающую путаницу изложения, то (практикум):

-Что он может посчитать Смыслом, Добром, Истиной?

Ну, думайте! Если он оленя называет «ежом», то «Смыслом» он может назвать любую бессмыслицу, «Добром» — то, что ему хочется, а «Истиной» — любую, ему приятную, ложь.

И нет никаких сомнений, что под «Объективной Реальностью» он станет понимать свою галлюцинацию («древние укры, выкопавшие Чёрное море», и т.п.).

Окисление этих понятий в голове приведёт к фундаментальной катастрофе цивилизации – метафизической неграмотности.

Когда окислившиеся понятия «как бы есть», но на самом деле их нет.

Текст читаем – смысла не понимаем (функциональная неграмотность)

Понятия используем — смысла не понимаем (метафизическая неграмотность).

+++

Храмовая теория возникновения государства и общества говорит нам о том, что экономические, материальные антагонизмы между людьми преодолела, позволив им соединиться в общество – та или иная религия[5]. Это когда общее дело и общая вера важнее, приоритетнее очевидной формулы материализма: «моё – не твоё, твоё – не моё». Все попытки объединить людей на материальных основаниях – приводят и будут приводить к тому, что люди будут сперва обкрадывать друг друга, а потом и убивать: воры – жертв, жертвы – воров.

Ибо антагонизм биологических объектов в биосфере непреодолим, особь – враг особи, внутривидовая борьба острее межвидовой[6]. И для объединения вместо вражды нужно вытеснить материальные приоритеты нематериальными.

Потому и возникает сперва Храм – и только потом, вокруг него, из единоверцев, формируются и государство, и общество, сменившее закон борьбы особей за ресурсы идеей сотрудничества ради общих святынь. Всякий, кто посмотрел советский фильм «Гараж» понимает, что по другому спаять, соединить людей – не получится.

+++

Но мы сейчас говорим не об исторической этнографии, в которой культ предшествует культуре, не о перипетиях возникновения исторических государств и сплочённых сообществ. Мы говорим о сложнейшей теме «анатомии мышления». Дело в том, что в философской идее Бога (Абсолюта) заключены идеи Смысла, Добра, Единой Истины. Если считать, что «Бога нет» — тогда логически неизбежно мы придём к выводу: жизнь лишена смысла, добро ничем не отличается от выгоды особи, в обобщённом виде нет ни добра, ни зла (а есть только выигрыш и проигрыш), никакой Единой Истины нет, «у каждого своя истина» (гниение «толерантности» и «мультикультуральности»).

Но всё вышеперечисленное соединяется в понятии «Объективная Реальность». Нет Бога – нет и никакой Объективной Реальности, понимаете?! Нет никакого мира, существующего вне субъектов, их времени, пространства их восприятия и желаний.

По самой сути своей Объективная Реальность может существовать только как неуничтожимый архив, вне времени и пространства. Только в формате Бесконечности и Вечности. Ничего «объективного» в локальном времени или локальном пространстве быть не может!

Простейший пример: существует ли яблоко? Объективно оно существует только в архиве вне времени. А во времени – его сперва не было. Потом оно созрело, и появилось. Потом его съели или оно сгнило – и его снова нет? А было ли оно?!

Локализм времени и пространства представляет причудливые миражи «пунктирного существования» любой сущности – в которых бытие = небытию. И наоборот.

Но если нет объективной реальности (а её без идеи Бога нет) – тогда чем факт отличается от вымысла? Фактическое от галлюцинации? Конечно, «древний укр», строя своё «государство для сумасшедших», вскоре вымрет от голода и нищеты, и это, вроде как, доказательство Объективной Реальности, независимой от бреда в его голове.

Но, с другой стороны: мы-то это понимаем, а «укроп» — нет. Галлюцинации в его голове получили полное равноправие с фактологией, научились игнорировать любые факты извне. Его смерть будет доказательством для нас – но не для него, потому что, коли он помер, то как он может что-то понять по итогам?

+++

Любое из общих понятий, чтобы иметь в себе объективный смысл (содержание) требует исходного корневого каталога в идее Бога. Отрицая Абсолют – мы отрицаем абсолютную степень любого достоинства. Но, если её нет – тогда относительно чего достойны относительные достоинства?! К чему они относительно, с погрешностью, близки – или отдаляются?! Вся иерархия достоинств рушится, как рухнула бы метрическая система, если неизвестно, что такое «метр».

Если под «метром» каждый понимает что-то своё, то выражение «длина 10 метров» абсолютно бессмысленно. Оно читается как «длина 10 неизвестно чего».

Теперь возьмём понятие «Справедливость», базовое для социализма и коммунизма. И зададимся простым с виду вопросом: а существует ли ОБЪЕКТИВНАЯ справедливость?!

Она, конечно, существует, если есть эталонная мера божественной справедливости, к которой можно быть ближе или дальше, то приближаясь к идеалу справедливости, то отдаляясь от него.

Но она, конечно, не существует в мире без Бога!

-Нечто кажется мне справедливым – но это моё субъективное мнение.

-Другому кажется справедливым иное – но это его субъективное мнение.

С какой стати ему принимать мой субъективизм, мою «вкусовщину», ведь известно, что на вкус, на цвет товарищей нет? И тем более зачем мне принимать его субъективное мнение за эталон?!

Он считает «справедливым» так, я эдак, а где же объективные критерии оценки?

Они или в монотеизме. Или их нет.

Для того, чтобы быть Объективной, реальность должна быть вне времени и вне пространства. А значит – вне материи. Ведь понятно же, что яблоко, которое для меня «есть» — через сто лет не будет, а значит, во времени и пространстве бытие яблока субъективно: для меня (субъективно) яблоко есть, а для моего правнука – его нет. Зато у него есть своё яблоко, которого в моём пространственно-временном континууме нет. И что с этим делать? Получается, что всё есть. И ничего нет. Одно равно другому.

+++

Теперь смотрите, что делает гордыня ХХ века! Она убирает идею Бога.

Как только вы её убрали – «сыпется» понятие Объективной Реальности.

— Ничто не существует объективно. Всё существует относительно меня – за меня или против меня. Или вообще никак, т.е., не касаясь меня – не существует…

Как только посыпалось понятие Объективной Реальности – посыпались и все формы аргументации, доказательного мышления. Ведь все они аксиоматически восходили к вере в Единую Истину, которую и искали в спорах, диспутах, приводя аргументы, и т.п. А если «истина у каждого своя» — тогда чего доказывать, и зачем? К чему все эти законы тождества, противоречия, достаточного основания, что обосновывать-то?!

Нет Объективной Реальности – нет Единой Истины – нет и рациональной науки (ищущей истину, а не личную выгоду исследователя).

Наука сменяется тёмными магическими волхвованиями, зацикленными на прибылях волхвователей. Не то лекарство хорошо, которое лечит, а то, которое дороже продать получается.

Далее «посыпались» Смысл Жизни и способность к различению Добра и зла, базовая для рационального мышления (ведь рациональность изначально была создана для сортировки – определять явления в хорошие или плохие).

Окисление Понятий создаёт в голове жуткую кашу из зоологических инстинктов, чьё влияние на безумца постоянно растёт, и осколков, обрывков прежнего культурного багажа. Культурный багаж утратил связность – потому что утратил смысл.

Итог: рождение разрушителя СССР и майдауна…

+++

Сложные формы – удел сложных людей. Примитивный человек, независимо от его субъективных желаний – обречён попасть в примитивные формы организации жизни. Сложные формы хороши такими своими сторонами как изобилие, уют, комфорт, безопасность. Человек, создавая их, освобождает себя от экономических и военно-истребительных невзгод. От кризисов, многие из которых носят смертоносный характер. Но сложные формы плохи такой своей стороной как сложность.

Они не только многое дают человеку для счастливой и полноценной жизни разумного существа, но и требовательны к нему. Полнокровность жизни развитых социальных форм вытекает из полноты познания. Процесс познания и социального благополучия диалектически-неразрывно связаны между собой. Прекратится познание – сорвётся и благополучие, как с горного серпантина в пропасть…

Понимаете, неграмотный человек не может работать чтецом или писарем. Даже если он обманом устроится на такие должности, то всё равно ведь вскоре будет разоблачён и изгнан. Не может работать счетоводом человек, не овладевший даже арифметикой, не говоря уж о прочей математике. Тут ведь важна не запись в трудовой книжке, которую можно подделать, а сама суть профессиональной пригодности. Как ты станешь считать – коли не умеешь считать?! Как ты будешь писать – коли грамоте не обучен?!

Майдаун не может жить при социализме. Он для этого слишком тупой. Если таких тупых родилось относительно-немного, то они в итоге попадают в коррекционные школы, на предприятия для инвалидов, в психиатрическую клинику или в тюрьму. Но если количество тупых нарастает по экспоненте – тогда они в итоге «выбирают» Ельцина и всех последующих Зеленских по принципу «подобное стремится к подобному».

+++

Мы должны иметь мужество признать: советская система воспитания человека, образования (между прочим, лучшего в мире!) однажды дала в одном из узлов-блоков системный брак. Неожиданно при «сборке человека» сформировалась устойчивая тенденция массового воспроизводства неполноценных людей.

Людей безумных, безнравственных, бессовестных, безобразных. «Зато» хищных, ненасытных, самовлюблённых и циничных.

Чтобы понять, почему это произошло – нужно очень интенсивно и нестандартно думать. Почему система, производившая прекрасных конструкторов, врачей, математиков, физиков, космонавтов и микробиологов – дала такую системную осечку при производстве собственно-граждан?

Дело в том, что технические знания – как нож: в чьих руках, тому и служат. Доброму человеку знания – инструмент добра, а злодею – инструмент злодейства.

И лучше уж совсем отключить систему образования – чем наладить массовый выпуск умных преступников. Иначе всё техническое образование сведётся к тончайшим технологиям взлома сейфов, а всё медицинское – к «зомбированию лохов».

Давая знания человеку – важно дать инструмент созидателю, а не орудие преступления разрушителю.

Правило «после нас хоть потоп» никто в мире локализма[7] не отменял, и никто, вне приоритета Вечности и Бесконечности, отменить не сможет. К такому выводу разными путями пришли и М.Горький[8], и И.Тургенев[9], описывая суть нигилизма. О необходимости инфинного сознания для полноценности человеческого мышления писал Антуан де Сент-Экзюпери[10].

+++

Полноценная жизнь полноценного общества выражается в живом чувстве святого при служении сакралиям, сформировавшим смысл жизни этого общества.

Десакрализация – смерть общества, превращение его в скопище взаимно-враждебных хапуг.

Служение сакралиям выражается в практике.

Если чувство святого утрачено, то:

  • Практики мутируют – вместо служения святыне извлечение личной выгоды. Это меняет всё строение практики.
  • Практики эродируют – вместо служения святыни простая привычка, которая подвергается, в силу бессмысленности, эрозии, размыванию, выветриванию. И в итоге рассыпается в прах – когда угаснет инерция служения.

Итак, «цепочка ДНК» государства и общества: Сакралии – стремление служить им – практика служения, через которую определяются смысл жизни, представления о Добре и Истине. Именно чувство святого и создаёт всему этому оболочку Объективной Реальности, противоположной субъективизму особей. Общее Дело – которое и противоположно личному, и важнее его.

+++
Игрища с антирелигиозной тематикой нанесли в ХХ веке страшный удар по Объективной Реальности в головах людей, обесточив, внутренне обессмыслив всё, что не связано с конкретным сиюминутным интересом конкретной биологической особи.

Апостольскому строю социализма почти сразу был противопоставлен фашизм как триумф грубой силы, когда сильный отбирает себе всё, что ему нужно или хочется взять. Это, конечно же, опиралось на дарвинизм – на который социализм пытался, но не мог опереться. Ибо социализм в рамках дарвинизма – бессмыслица, в отличие от фашизма, смыслом которого как раз и выступает биологический силовой отбор[11]. Впрочем, весь капитализм – это разбавленный и загримированный фашизм, цели у него с фашизмом одни, просто у кого-то больше лицемерия, у кого-то меньше…

Нет объективной реальности – нет и смысла, истины, добра, да и сама человеческая жизнь равна собственному отсутствию в рамках временного «пунктирного» бытия. Это можно истолковать в смысле Шопенгауэра – то есть лечь и помереть в глухой тоске (суть учения Шопенгауэра в этом). А можно истолковать в смысле Ницше и Гитлера – что отсутствие объективной реальности даёт право называть «Смыслом Жизни», «Добром» и «Истиной» чего захочешь, чего вздумается. По принципу «победителей не судят», и что победитель навязывает как Смысл, Добро и Истина – то все покорно примут и проглотят.

Его, сильного, субъективность – и есть объективность, и нет никакой иной, кроме неё!

Продолжение статьи: https://udmurt.narzur.ru/metafizicheskaja-negramotnost-i-okislenie-ponjatijj-2/

——————————

[1] Шизофазия – речевая деятельность больного, при которой предложения построены правильно, но смысл в них абсолютно отсутствует.

[2] Ученые бьют тревогу: способность понимать тексты, критически оценивать представленную информацию, показывает только 2% российских учащихся. Ситуация в мире не лучше. Ситуация в мире не лучше, причем не только среди школьников. Неспособность читать длинные тексты, анализировать и преобразовывать информацию, неумение общаться вживую – уже не прогнозы фантастов, а реальность, в которой живут наши дети. О том, что такое функциональная безграмотность, рассказывает колумнист Дарья Сокологорская на портале Syg.ma.

[3] О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что, несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а все хуже справлялись с профессиональными обязанностями. Несколько исследований показали, что хотя люди формально умеют читать и писать, они не понимают смысл прочтенной книги или инструкции, не могут написать логически связный текст.

Люди, страдающие функциональной неграмотностью, узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нем художественный смысл или техническую пользу. Поэтому читатели и зрители из них никудышные –они предпочитают самую грубую и прямолинейную поп-культуру. Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти.

Появление функциональной неграмотности в развитых западных странах совпало с первыми ощутимыми шагами данных государств к переходу в информационное общество.

[4] Типографская литера — брусок с рельефным изображением буквы для переноса на бумагу.

[5] Сам корень «religio» происходит от глагола religAre — «связывать«, «соединять«, «привязывать».

[6] Что доказал отец зоопсихологии К. Лоренц.

[7] Локализм – психическое состояние мышления, при котором все усилия сосредоточены на локальном времени и пространстве биологической особи, невосприимчивой к понятиям Вечности и Бесконечности.

[8] Всякий человек хочет, чтобы сосед его совесть имел, да никому, видишь, не выгодно иметьто ее

[9] Отношение Базарова к народу и к будущему России достаточно сложное. Он признается Аркадию: «А я возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет.. . Да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет, ну, а дальше?»

[10] Экзюпери вспоминает свое детское ощущение беспредельности и сетует на то, что теперь, став взрослым, «…Я потерял ощущение беспредельности. Я слеп к беспредельности. Но в то же время я как бы жажду ее. <…> Когда я жил в Сахаре, ночью у наших костров, бывало, появлялись арабы, предупреждая нас о грозящей опасности. И тогда пустыня оживала и обретала смысл. Эти вестники создавали ее беспредельность. Тем же одаряет и музыка, когда она прекрасна. И привычный запах старого шкафа, когда он пробуждает и оживляет наши воспоминания. Патетика — это и есть ощущение беспредельности».Экзюпери пишет: «Подлинная беспредельность не воспринимается глазом. Она доступна только духу. Ее можно сравнить с языком, потому что язык связывает между собой всё». «Дурная литература проповедовала нам бегство. Разумеется, пускаясь в странствия, мы бежим в поисках беспредельности. Но беспредельность нельзя найти. Она созидается в нас самих. А бегство никого никуда не приводило».

[11] Учитель Гитлера Ратцель, придумавший вдохновившую гитлеровцев теорию жизненного пространства и мирового господства первым высказал идею, что большие государства — державы стремятся к максимальной географической экспансии, рамки которой выходят на планетарный уровень. Будучи сторонником дарвинизма Ратцель утверждал, что государства, как и живые организмы, ведут постоянную борьбу за существование. Таким образом, постоянно растущее государство достигает мирового господства, в то время как государства, не изменяющие свою территориальную площадь обречены на гибель. Постоянные войны между народами за территории Ратцель считал законом исторического развития.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю