Меняющиеся реалии

Волк В.В. Русранд 6.04.2020 19:11 | Политика 121

«Ничего не будет, ни масок, ни защитных костюмов, одно сплошное телевидение», — перефразируя героя киноленты «Москва слезам не верит» с грустью пошутили администраторы сообщества «Реальная журналистика». Но пока умы россиян посадили на останкинскую иглу, реальность меняется. Она начинает сдвигаться к той черте, за которой маячат кровавые события и угрозы национальной безопасности.

На официальном канале правовой информации появился подписанный президентом России Владимиром Путиным закон, который разрешает сотрудникам Федеральной службы охраны применять физическую силу, специальные средства, оружие и боевую технику. Многие заострили своё внимание на этой довольно-таки неординарной и тревожной новости для мирной страны.

Только вдуматься в суть закона: согласно тексту документа, сотрудники ФСО не будут нести ответственность за использование «физической силы, специальных средств, оружия и боевой техники», если они исполняют законный приказ, прежде всего, «в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости». Не будут нести ответственность за убытки, причиненные лицам и организациям. Закон также позволяет сотрудникам ФСО при невозможности или нецелесообразности применения спецсредств или оружия, использовать любые подручные средства, в том числе транспорт.

Здесь всё как бы понятно, дыма без огня не бывает. Путин готовится к чему-то очень плохому, но не говорит обществу — к чему. Ведь так просто такие законы не подписываются. Да ещё с уточнениями, что «органы государственной охраны сами могут устанавливать или отменять зоны охраняемых объектов и обеспечивать установленное ограничение для таких зон». Не органы местного самоуправления, а ФСО.

Чем-то это напомнило события марта 2014 года, когда киевская хунта двинула в Донбасс войска, при этом по законам обязана была согласовать передвижение войск по населённым пунктам с органами местного самоуправления. Все видели, как люди голыми руками останавливали бронетехнику, причём среди бросавшихся под танки были и представители депутатских корпусов Донбасса. Никто их слушать не собирался.

В путинской России такой сценарий уже давно, в 2016 году, проработан и юридически урегулирован законом, разрешающим военной технике передвигаться по российским дорогам без получения специального разрешения. На этот сценарий начали работать и кремлёвские пропагандисты. Вот, к примеру, на передовице пропутинского ресурса «Журналистская правда» в заметке «О чём рассказал Путин 2 апреля» пишется: «Мир будет меняться. Об этом мы давно предупреждаем. Причём меняться он будет жёстко и через колено. Поэтому, все орущие про „тиранию“ и „режим“, молитесь на Путина, который очень добрый человек, и действует с минимально необходимой жесткостью».

Надо полагать, что «демократия» образца осени 1993 года в Москве, когда Ельцин использовал боевую технику против законного парламента, вполне возможна и в современных реалиях. Это «правдивыми журналистами», надо полагать, будет преподноситься как «минимально необходимая жестокость». Если не против парламента (который весь состоит из друзей и кнопкодавов), то против кого?

Открыв Федеральный Закон от 3.07 2016 года № 226-ФЗ в (самой свежей) редакции от 18.03.2020 года, боевая и специальная техника, состоящая на вооружении войск национальной гвардии, применяется для освобождения заложников, специальных грузов, для защиты должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления, для отражения группового или вооруженного нападения на помещения, занимаемые государственными органами, органами местного самоуправления, организациями и общественными объединениями, для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях.

Перечень неполный, но вполне себе характерный. В стране зреют протестные настроения. Причём в них втягиваются не только представители маргинальных движений, но и бизнес. В суды пошли иски россиян о признании недействующими положений, которыми введен режим самоизоляции в связи с эпидемией коронавируса. Самоизоляция ограничивает конституционное право на свободу передвижения, а это может быть сделано только в силу федерального закона и исключительно в трех случаях: при введении карантина на основании предложения главного государственного санитарного врача, при введении чрезвычайного либо военного положения. Ни одно из этих трех условий не было выполнено.

Бизнес пока тихо постукивает в кремлёвскую стену, пытаясь воззвать к тамошним сидельцам и пояснить им, что нынешний режим самоизоляции — вне юридического поля и что у них вообще-то, как у государевых мужей, есть обязанности перед собственными гражданами. Власть не должна прятаться за спины региональных чиновников, а президент не должен демонстративно устраняться от принятия решения о чрезвычайной ситуации. Которая является форс-мажорным обстоятельством, и подразумевает не только ограничение прав, но также, по мнению представителей бизнеса, поддержку людей и бизнеса.
Вводимые карантинные меры, безусловно, важны, но по своей юридической сути тотального отрицания права они опасны и чреваты возможным произволом и насилием. На этом фоне долгие годы не проявлявшие подобной смелости Федерация независимых профсоюзов России предложиля главе правительства Мишустину начать национализацию наиболее важных компаний в стране. Пошёл «исход» губернаторов сразу в нескольких регионах, причём сие событие сведущие люди никак не связывают с коронавирусными мероприятиями.

А у Путина начали отставать часы. Причём в канун широко анонсированного второго за неделю обращения к нации по телевидению. Путин опять опоздал. Это наталкивает на мысли, что в Кремле готовили что-то очень серьёзное, но не договорились, передумали, отложили. Поэтому обращение оказалось коротким и ещё больше озадачивающим.

Реакция соцсетей — шок. Люди не понимают, как частный бизнес сможет выплачивать зарплаты, и что делать с выплатой кредитов, ипотек, жилищно-коммунальных услуг и т. д.

По крупным городам, и это отмечают местные жители, идут передвижения военной техники. В 1941 году подобные передвижения связывали с возможной агрессией Германии против СССР. Советские газеты подробно поясняли гражданам страны суть данных приготовлений, рассказывали о внешнеполитических и военных угрозах. К чему готовится главнокомандующий РФ? Тишина.

Российское телевидение, которое уже «сплошное», предпочитает по-прежнему рассказывать о том, как похудеть на режиме самоизоляции и чем себя развлечь, и ни о чём другом не думать. Телевидение забыло перестроиться под меняющуюся реальность, под трансформирующуюся мысль самоизолированного и самовыживающего россиянина. Оно по-прежнему живёт в парадигме, что скоро всё кончится, снова начнутся удовлетворения хотелок: хочу машину, хочу на Бали, хочу айфон, хочу платье за 10 тысяч, хочу третью квартиру. В парадигме обмена своей страны и свободы на понты.

А реальность иная. Страна наша есть только юридически. А фактически власть и народ — это разные страны, что видно из вышеприведённых примеров. И, чтобы сохранить самого себя, своих детей, своё Отечество уже недостаточно просто верить телевизору и заявлять «Я вне политики, политика дело грязное, я лучше летом в Турцию или на Тайланд». Недостаточно уже и просто посмотреть ролик, в котором Степан Сулакшин говорит о будущем устроении России. Наступает время за это будущее бороться.

Это время больших перемен в 2020 году было спрогнозировано Центром Сулакшина уже давно: «Мы мониторим и видим, что наш прогноз подтверждается, а именно — протестный потенциал российского общества и его политическая температура будут последовательно, почти линейно нарастать. Нарастать до уровня революционного типа. Это произойдет в ближайшие 2018−19 годы, на рубеже 2020 в стране сложится революционная ситуация».


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю