Академик Михаил Флинт: «Черная дыра» борьбы с коронавирусом в Архангельске»

Русранд 12.07.2021 13:25 | Общество 66

Роспотребнадзором по эпидемиологическим показателям была прервана арктическая экспедиция под руководством академика Михаила Флинта. Научное судно «Академик Мстислав Келдыш» со 116 людьми на борту вернули из Карского моря в Архангельск. Научный состав и судовую команду после тестов на ковид четко рассортировали: при отрицательном показателе поместили в режим изоляции в санаторий, при положительном — принудительно доставили в несколько архангельских больниц соответствующего профиля. В том числе и в специализированный ковидный корпус Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Архангельской области «АРХАНГЕЛЬСКАЯ ГОРОДСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА № 4».

— В 1960 году, мне было ровно 11 лет, и я попал с тяжелым инфекционным заболеванием в больницу города Кызыла в Туве. Соедините место и время — старшее поколение поймет. Так вот, там 60 лет назад больница была лучше, аккуратнее и чище, чем то медицинское учреждение, в которое нас привезли. Это Архангельск, форпост России в Арктике, 350 тыс. населения, важнейший морской порт, огромное количество приходящих в порт на судах и приезжих по земле. И в этом стратегическом для страны арктическом городе — «черная дыра», архангельская городская больница № 4. Ковидная больница! Во время, когда угроза ковида для общества и экономики растет, — возмущается по телефону Михаил Флинт.

По его словам, «самое ужасное, что я сразу увидел — больные, задыхающиеся кашлем, потные и синюшные, лежат в одной, подчеркиваю в одной палате на соседних кроватях с теми, у кого пока только тесты показали положительный результат. Возможно, с вполне здоровыми людьми! На мой взгляд, это даже не непрофессионализм — это пренебрежение, что в любой работе хуже всего! Я по второму образованию врач-эпидемиолог, и могу адекватно оценить ситуацию, но когда я предложил заглянувшему на минуту врачу хотя бы переместить больных в пределах одной двухсекционной палаты: в одну часть явно больных, во вторую — бессимптомных, начальство сбежало, просто исчезло и все. А угрюмые сестры на мою просьбу, все-таки позвать врача, никак не реагировали».

Академик Флинт говорит, что в ковидном корпусе 4-ой больницы для больных нет ничего.

— Попросили полотенца. Нам ответили, что больные архангельцы сами приносят. Попросили мыло, ведь пандемия, ковидная больница, постоянно надо мыть руки, ответили: «свое надо иметь». Про туалетную бумагу мы и не спрашивали — судя по ее тотальному отсутствию та же история. Соответственно и в самих сортирах, как в тамбуре электрички лет 30 назад, шибает так, что не войдешь. Дезинфекции при обслуживании больных практически никакой. Мне принесли откуда-то градусник с «чужой» температурой 37.8, на моих глазах градусник из подмышки одного больного сразу давали другому, даже не стряхивая. Пришлось самому его дезинфицировать. Лекарств, кроме арбидола, говорят, нет. КТ… — медсестры даже не поняли, про что я спрашиваю.

Палаты не проветриваются, как положено, воздух спертый, жара дикая, что особенно тяжело для больных. Я подошел к уныло висевшему на дверном косяке градуснику — +31С. Было 7 часов вечера.

Михаила Флинта понять можно, в Москве таких больниц, пожалуй, не осталось, но еще лет двадцать назад можно было найти такие «дома призрения». На крупные города денег, чтобы привести все в порядок хватило, на Россию остальную уже почти не осталось.

«Когда мы начинали это интервью, Вы меня спросили — А они знали, кто Вы — имея в виду мой академический статус и прочее. Так вот, я Вам отвечу — знали, и не только про мой статус, но и про статус тех научных сотрудников и членов экипажа научного судна, которые поступили вместе со мной в эту больницу. Узнали про наш главный статус, как только открыли наши паспорта. Мы Граждане Российской Федерации и на основании этого статуса вправе требовать к себе внимательного и квалифицированного отношения в любой ситуации, а в сложной, тем более. А зачем он тогда нужен?»

«Что меня потрясает — продолжает Михаил Флинт. — Я читаю сводки про бесконечные красивые, даже помпезные инициативы, связанные с развитием арктического региона нашей страны. И про привлечение и закрепление населения в Арктике много говорится. Там, где приводятся бюджеты — это сотни миллионов, миллиарды и десятки миллиардов рублей. А там, где не приводятся, цифры, скорее всего, еще более впечатляющие. Что, из этих миллиардов нельзя найти средства на то, чтобы обеспечить трудолюбивым и терпеливым северянам условия соответствующие их главному статусу Гражданина Российской Федерации? Что хотите — не верю. Не верю, что нельзя хотя бы ковидные больницы в период пандемии обеспечить минимумом необходимого. Во всем Архангельске примерно десять приборов КТ, и в трех ковидных больницах, где размещены люди с „Академика Келдыша“ — ни одного. Необходимого набора современных лекарств, для поддержания больных коронавирусом, нет. Вся надежда здесь на арбидол, давно признанный бесполезным в этой ситуации».

Кстати, после поднятого академиком скандала и звонков из Москвы, «келдышевцев» из больницы № 4 ночью перевели в госпиталь для ветеранов, который перепрофилируют под войну с ковидом. Хороший госпиталь с квалифицированным и доброжелательным персоналом. Но проблемы-то те же — нет современных специфических лекарств, нет и КТ.

«Вы меня спрашиваете — ну вас же перевели, и госпиталь хороший, что же Вы, Михаил Владимирович, так возмущаетесь? Возмущаюсь потому, что нас-то перевели, а „ковидный ад“ остался».

Да, «ад» остался. И архангельцы, которые не ветераны, не академики, не океанологи в этот «ад» могут легко попасть. И им надо иметь вещмешок с полотенцами, мылом, туалетной бумагой и запасом специальных лекарств от ковида и приготовиться переносить тяжелую болезнь в «условиях Сахары». Они остаются один на один с медициной для плебса, бессмысленной и беспощадной…

«Почему Александр Васильевич Суворов был великим полководцем? — заканчивает наше интервью Михаил Флинт — Не в последнюю очередь потому, что он знал нужды солдат и поэтому малыми силами мог одерживать большие победы. Неверно давать советы профессионалам, но здесь я нарушу свой принцип. Я настоятельно рекомендую Министру здравоохранения Архангельской области, может быть вместе с кем-то из высоких чиновников обширной администрации Губернатора, провести в больнице № 4 одни сутки, но обязательно инкогнито. Министр по образованию и медик, и военный, что важно для таких ситуаций, как эпидемия. Этих суток будет вполне достаточно, чтобы он не только многое понял, но и почувствовал.

Многие из тех, кто прочтет этот материал, спросят меня или своих коллег — стоит этот случай такого пафоса? В других же больницах Архангельска все более или менее нормально. Вспомню одно дацзыбао Мао Цзэдуна, который был несмотря ни на что мудрым руководителем. Звучит это просто: „Если мусор не выносить — он останется“. И мусор надо выносить. Более или менее не годится. Никто не знает, сколько нам жить в условия пандемии».

Источник


Беседовал Александр Чуйков, Обозреватель отдела Наука ИД «Аргументы недели»

Фото: tass.ru

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора