ДОМИК НИФ-НИФА

soiz [1231402] 8.04.2020 13:59 | Общество 97

Успеем ли понять?

Сейчас многие видят, что мы погружаемся в большую беду. Но мало это видеть, надо понять – почему мы в нее погружаемся? Как мы в эту большую беду свалились?

СССР рождался в эпицентре государственной катастрофы, которая могла стереть навсегда нашу страну с карты, а наш народ из истории. Это была не тишь тихих чиновных кабинетов, а крайне экстремальные условия. И потом СССР фактически жил в условиях непрерывных войн – горячих и холодных. И недооценивать холодную войну никак нельзя, ведь именно в итоге нее СССР и был разгромлен…

Мы можем, конечно, рассуждать абстрактно, говорить о том, что в принципе лучше – социализм или капитализм. Говорить о преимуществах того или другого. И эти разговоры имеют свою справедливую основу, кое-что нам открывают. Но нельзя же быть абстракционистами. СССР не был абстрактным результатом усилий отвлеченных людей, читавших Маркса. Советский Союз творили суровые люди, жившие в суровые времена. И много недоброго повидавшие. И научившиеся ценить жизнь и простые вещи. А еще это были крестьяне в своем большинстве. Даже в городе сохранявшие особое крестьянское мировоззрение. О нем можно долго говорить, но следует выделить главное: это выживание общиной, семьей в нелегких условиях. В основе лежал принцип не конкуренции: «Кто смел, тот и съел». А другой, о нем пелось в советской песне:

Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,

Мы хлеба горбушку и ту пополам!

Коль ветер лавиной и песня лавиной, —

Тебе половина, и мне половина!

Социализм в СССР называют патерналистским, но возможно точнее его назвать – семейным. Это принцип семьи, где есть иерархия, но и ценность каждого члена. Выживали не поодиночке, а сообща, в тех условиях, где возникло красноречивое слово «страда»…

Мы еще видели, успели захватить те поколения, кое-что из стиля их жизни. Для моей бабушки самым главным было накормить гостя, прежде всяких разговоров. И у стариков было характерной особенностью делать запасы – на всякий пожарный. Бабушка хранила деньги в старом блестящем электрическом чайнике, наверное, давно поломанном. Этот чайник стоял за нижними дверкам книжного шкафа, запирающимися на ключ. Когда хотела побаловать внучат, то отпирала дверцу и доставала из блестящего чайника денежку. Старики крутили много консервации, делали соленья, с лета шла заготовка. Эхо крестьянского быта в городских условиях.

В советском строе была эта крестьянская бережливость и заботливость. Люди должны быть одеты, сыты, не болеть – это главное. Приоритеты расставлялись именно так – чтобы каждому хватило и никто не был обделенным в самом необходимом. СССР конечно проигрывал во внешнем блеске рыночному, потребительскому обществу, где именно блеск обертки – главное. Все было попроще, посуровее. Не до изысков. Роскошь, побрякушки не находились в числе приоритетов. Страна несколько раз перенесшая ужас войн, над которой нависал призрак Хиросимы, много отдавала обороне, чтобы потомки никогда не услышали рев сирен воздушной тревоги. И чтобы они никогда не знали голода. Или тьмы безграмотности. Поколения, создавшие СССР, знали цену всему этому. Но уже те, кто родился после войны – эти знания утратили. Понимание ушло. И стал манить блеск золотых фантиков…

Моя мать, работавшая на Химзаводе, получала где-то 160 рублей. А мой брат под влиянием моды бредил фирменными джинсами, стоившими на барахолке 300 рублей. Для живших еще тогда стариков это было что-то вроде надругательства над здравым смыслом. Но старики любили внука и доставали денежки из своего блестящего чайничка. И это все несло запах катастрофы. Мы, новые поколения, выросшие в благополучные годы, перестали понимать основания своей страны, и уже были как бараны готовы для заклания. И когда пришли волки, то мы даже не дернулись: ну как же – волки обещали принести нам с Запада самое главное в жизни – жвачку, джинсу и стеклянные бусы. И все полетело в пропасть. Может быть, кто-то не замечает – но мы катимся по обрыву, иногда на своем гибельном пути цепляясь за сучок, а потом вновь срываясь и обреченно скользя в глухую тьму небытия…

Я много вел разных споров на эти темы. Один из главных аргументов, что мне выдвигался: «Посмотри сколько иномарок на дорогах!» Это мышление поколения с вывихнутым мозгом. Оно иначе воспринимает мир. Да, появилось много такой блестящей обертки. Не только крутые иномарки. А торгушки? Вы видели же эти супер-пупер торгушки, в которых можно заблудиться? В которых есть все и гамбургер в придачу! В сравнении с ними наш бывший ЦУМ, который некогда был пожалуй самым большим магазином, смотрится теперь, как какое-то сельпо. Но по краям это яркого благолепия – страшные руины заводов. СССР выпускал все – от швейной иглы, галош (которые любит поминать Путин) и до космических кораблей. Наверное наши магнитофоны были не так круты, как японские, а автомобили намного хуже американских. Но мы могли обеспечить себя всем. Теперь роскошные, огромные ТРЦ наполняет импортное барахло. Своего не делаем. Страна живет так: качаем нефть, покупаем на вырученную валюту все – от телефонов до картошки. И, конечно же, крутые иномарки, как же без них. И джинса пожалуйста – в избытке. Но страна превратилась… Помните домик Ниф-нифа – из соломы? Дунул волк – и нет домика. СССР был такой суровой, крепкой каменной постройкой, а это соломенный шалашик, украшенный рекламными плакатами. Упали цены на нефть – и что теперь? Где эта гордая сырьевая империя? Был большой красивый шарик, таааакой большой! Ткнули и иголкой и — бах! И вот сидит ослик Иа и опускает резиновую тряпицу в горшочек: «Входит и выходи. Замечательно выходит». Причем поколения идиотов даже не понимает – что же случилось? Все выглядело так надежно. Оказалось форменным надувательством. Что-то со свистом пронеслось мимо нас. Что это было? Кажется, Путин умчался в убежище. Спасает самое ценное для России – себя.

Все постсоветские годы толстые, зубастые крысы что-то отгрызали у страны, на их крысином сленге они называли это «оптимизацией». Они отгрызали реликты советской эпохи – заводы, больницы, школы, целые города, бомбоубежища. От их волшебного прикосновения цеха превращались в руины, корабли – в ржавчину. Казалось бы, деньги высвободившиеся от этой оптимизации должны были наконец удвоить, утроить ВВП, ввести страну в пятерку лидеров, сделать возможным полет на Луну и Марс. Но все куда-то улетало, в какую-то дырочку, в какие-то загадочные места…

И вот сейчас, в так называемый карантин, обнаружилось, что у нас, блин, нет государства… Все, что называлось реформами, было, оказывается процессом поедания.

Может быть, хоть сейчас придет осознание – что произошло? Или как пишут в заключениях, пациент скончается не приходя в сознание?

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю